3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какую модель лампы изобрел яблочков

Как Яблочков изобрел лампочку.

История электрической лампочки накаливания представляет собой целую цепь открытий, сделанных разными людьми в разное время. И Эдисон тут внёс весомую лепту, и Лодыгин, и Яблочков, который справедливо считается одним из её первооткрывателей.
А, кроме того, обязательно надо вспомнить выдающегося русского физика Василия Петрова, ещё в 1802 году наблюдавшего явление электрической дуги — яркого разряда, что возникает между сведёнными на определённое расстояние угольными стержнями-электродами. Следовало бы помнить и имена В. Чиколева и А. Шпаковского, также внесших свой вклад в это выдающееся изобретение.

Однако мы остановимся подробнее на Павле Николаевиче Яблочкове. Ведь именно с ним связана одна из самых любопытных и поучительных «изобретательских» историй.
. Официант, мигом возникший у столика в маленьком парижском кафе, принял немудрёный заказ и исчез на кухне. Посетитель же в ожидании рассеянно достал из кармана блокнот, положил его на стол, взялся за карандаш. Одна из страниц была испещрена замысловатыми рисунками. Непосвящённый ничего бы в них не понял — множество каких-то палочек, попарно соединявшихся тонкими дугами. Да ещё наброски чертежей неких механизмов с маленькими, как в часах, шестерёнками. А соседствующие с рисунками пояснения тем более остались бы загадочными для парижанина, потому что сделаны были на чужом языке.
Посетитель кафе склонился над записями, забыв, где он, и глубоко задумался.
Происходило это в 1876 году, когда герою нашего рассказа Павлу Яблочкову едва минуло двадцать девять лет. Позади учёба в Петербургском военном училище, где он и увлёкся физикой, и в особенности столь мало ещё изученной её областью — электричеством. Он успел уже послужить в должности начальника телеграфа только-только построенной Московско-Курской железной дороги. Но это занятие отнимало много времени, и Яблочков его оставил, дабы посвятить себя тому, что считал главным в жизни — разработке надёжной конструкции электрической дуговой лампы.
Судьба занесла его в Париж, поскольку к его опытам на родине, в России, никто не проявлял особого интереса. Здесь же одна из французских фирм предоставила изобретателю мастерскую. И вот уже который месяц Яблочков бился над решением, которое казалось где-то совсем рядом, да всё ускользало.
Опыты Василия Петрова показывали: электрическая дуга, дающая яркий свет, возникает лишь тогда, когда концы горизонтально расположенных угольных электродов находятся друг от друга на строго определённом расстоянии. Чуть оно уменьшается или увеличивается, разряд пропадает. Между тем во время разряда угли выгорают, так что зазор между ними всё время растёт. И чтобы применить угли в электрической дуговой лампе, требовалось придумать специальный механизм-регулятор, который бы постоянно, с определённой скоростью подвигал выгорающие стержни навстречу друг другу. Тогда дуга не погаснет.
Справедливости ради надо сказать, что такие попытки предпринимались и до Яблочкова. Свои дуговые лампы с регуляторами разработали русские изобретатели Шпаковский и Чиколев. Электрические лампы Шпаковского в 1856 уже горели в Москве на Красной площади во время коронации Александра II. Чиколев же использовал мощный свет электрической дуги для работы мощных морских прожекторов. Придуманные этими изобретателями автоматические регуляторы имели отличия, но сходились в одном — были ненадёжны. Лампы горели совсем недолго, а стоили дорого.
Ясно, что требовался иной механизм — простой и безотказный. Над ним-то и бился Павел Яблочков который месяц, о нём только и думал — и у себя в мастерской, и бродя по парижским улочкам, и вот даже здесь, в кафе.
Часовой механизм, что использовался в лампочке Шпаковского, не мог предусмотреть всех «капризов» неравномерно выгорающего угля. Нужно что-то другое. Но что?

. Пришёл официант с подносом, Яблочков убрал со стола блокнот. И, продолжая думать о своём, машинально смотрел, как тот ставит блюдо, как кладёт ложку, вилку, нож.
И вдруг. Яблочков резко поднялся из-за стола и пошёл к выходу, не слыша окликов опешившего официанта. Он торопился к себе в мастерскую. Вот оно наконец, решение! Простейшее и абсолютно надёжное! Нашёл! Оно пришло к нему, едва он глянул на лежащие рядом, параллельно друг другу, столовые приборы.

Да, именно так надо расположить в лампе угольные электроды — не горизонтально, как во всех прежних конструкциях, а параллельно! Тогда оба будут выгорать совершенно одинаково, и расстояние между ними всегда будет постоянным. И никакие хитроумные регуляторы тут не нужны!
. Уже в следующем году «электрическая свеча» Яблочкова ярко осветила парижский универсальный магазин «Лувр». Конструкция её была совершенно не похожа на все предыдущие: два угольных стержня были разделены изолирующим слоем каолина. Укреплены они были на простой подставке, напоминающей подсвечник. Сгорали электроды равномерно, и лампа давала яркий свет, причём достаточно продолжительное время. Такую «электрическую свечу» и изготовить было просто, и стоила она дёшево. Неудивительно, что она начала победное шествие по белу свету. Уже через год лампочки русского изобретателя зажглись на набережных Темзы в Лондоне, потом в Берлине. Вскоре Яблочков вернулся в Россию, и его «свеча» озарила Петербург.

Конечно, тот официант, которого однажды удивил странный посетитель, и не подозревал, что стал как бы соавтором изобретения. Но кто знает, не положи он тогда перед Яблочковым столь аккуратно нож и ложку, может, и не осенила бы изобретателя молниеносная догадка. Правда, «подсказка» официанта нашла, как говорится, благодатную почву. Ведь Яблочков искал своё решение даже здесь, за столиком кафе, дожидаясь заказа. Не будь такого, ничего, кроме грамотной сервировки стола, взгляд посетителя не отметил бы.
Со временем «свеча Яблочкова» была вытеснена более экономичными и удобными лампами накаливания, в которых яркий свет даёт раскалённая электричеством тонкая нить. Это новшество связано с именем

Александра Лодыгина. Именно он догадался выкачивать воздух из стеклянной колбочки, ему принадлежит идея заменить тонкую нить из угля на металлическую — из молибдена или вольфрама. Эдисон же придумал патрон для лампочки и изобрёл совершенный насос, который позволял откачивать воздух из колбы почти до вакуума.
А «свеча Яблочкова» стала теперь музейным экспонатом с интересной историей его создания. Она как бы напоминает нам, что великие открытия посещают только подготовленные умы.

Вернувшись на родину, в Петербург, Яблочков организовал «Товарищество электрического освещения П.Н. Яблочков-изобретатель и Кo» и электромеханический завод. В 1879 году «свеча Яблочкова» была опробована для электрического освещения Одесской улицы, Литейного моста и площади перед Александринским театром.

11 (23) июля 1873 года были проведены первые опыты электрического освещения улиц (на Одесской улице). Довольно удаленное от центра место было выбрано из чисто технических соображений. Значительно больший общественный резонанс имел второй опыт электрического уличного освещения на площади у Александринского театра в 1879 году.

14 (26) апреля 1879 года, на площади у Александринского театра был проведен второй опыт уличного электрического освещения. Проект уличного освещения разработал П.Н. Яблочков. Толпы народа собирались посмотреть на это «чудо». Среди прочего, зрителям демонстрировался опыт одновременного зажигания и тушения четырех фонарей. Сто девятнадцать лет спустя мы с вами не видим в этом ничего удивительного. Однако, петербуржцы конца XIX века уже давно привыкли к виду фонарщика с лестницей, по очереди зажигавшего газовые или керосиновые фонари. Поэтому одновременное зажигание и тушение фонарей было сенсацией и имело шумный успех. Весной того же года «свечами Яблочкова» был в опытном порядке освещен Дворцовый мост, а затем постоянное электрическое освещение было устроено на Литейном мосту.

Читать еще:  Как определить нулевую фазу в проводе

Яблочков против Эдисона: кто первым изобрёл элекрическую лампу и почему никакого спора на самом деле не было

Девятнадцатый век стал поистине золотым для электрики и энергетики. Всё основные открытия, начиная с электромагнетизма и заканчивая трёхфазной системой переменного тока, были сделаны именно в этот период. Что примечательно, немало из них были сделаны нашими соотечественниками . Мы уже писали про историю изобретения трёхфазной системы электричества М. О. Доливо-Добровольским , теперь пришло время рассмотреть ещё один наболевший вопрос — изобретения электрической лампы .

Предыстория

Электрические искры, которые наблюдались аж с восемнадцатого века, своей яркостью натолкнули исследователей на очевидную вещь: электричество можно использовать для освещения . Первые источники света работали по тому же принципу, что и электрические сварочные аппараты : друг к другу, на малое расстояние подводились два электрода, подключённых к источнику тока, а после появления стабильной и яркой дуги чуть-чуть разводились в стороны.

Жан Фуко , который известен своим огромным маятником и открытием вихревых токов, собрал в 1844 году первую рабочую дуговую лампу. Из-за того, что в воздухе угли быстро прогорали и дуга гасла, их нужно было сдвигать вручную , поэтому такая лампа стала называться дуговой лампой «с ручным управлением». Долгие годы инженеры и энтузиасты искали способ автоматически сближать угли в лампе: самым популярным стал механизм на электромагнитах.

«Свеча» Яблочкова

Но по-настоящему широкое применение угольная лампа получила благодаря русскому изобретателю Павлу Николаевичу Яблочкову . Он отдал многие годы электротехнике и, как это бывает, вынул идею своего изобретения из случайности. Проводя эксперименты по электролизу в растворе соли, он случайно соединил два угольных электрода вместе, получив яркий светящийся разряд. Так он понял, что не обязательно подводить электроды «стык в стык»: их можно приложить друг к другу, собрав что-то вроде угольной свечи из двух электродов, разделённых между собой слоем изоляции.

Первая рабочая модель «свечи», которая автоматически укорачивалась по мере сгорания углей, стала такой эффективной, простой, а следовательно — дешёвой , что за считанные месяцы облетела весь мир, на долгие годы став единственным коммерчески успешным источником электрического света. «Русский свет», как его называли тогда, освещал Лувр во Франции и набережную Темзы в Лондоне, Колизей в Италии и площади Рио-де-Жанейро, улицы Дели и дворцы Камбоджи.

Лампа Эдисона и нашумевший спор о первенстве

«Хорошо, — скажете вы. — А что насчёт лампы Эдисона? Почему весь мир называет создателем электрической лампы именно предприимчивого американца, а не талантливого русского?» Ответ очень прост: лампа Эдисона и свеча Яблочкова это два совершенно разных изобретения . Да, они оба служат для преобразования электроэнергии в свет, но у них настолько разный принцип действия , что говорить о первенстве в данном случае просто нет смысла.

Это как спорить о том, кто первым изобрёл сварку металлов: Николай Бенардос (тоже, кстати, русский), который изобрёл дуговую сварку или нобелевский лауреат Нильс Дален — автор методов регулировки подачи газа и безопасного хранения сжатых газов, которые позволили использовать ацетилен для сварки и резки металлов. Бернардос изобрёл свой сварочный аппарат на полвека раньше изобретений Далена, но никто и никогда не станет отрицать вклада последнего в благо человечества.

Лампа Эдисона , в отличие от свечи Яблочкова, использовала не горение дуги в газе, а свечение раскалённой от проходящего через неё тока нити . Такие лампы давали намного более слабый свет, чем дуговые лампы, но имели неоспоримое преимущество: их могли применять простые люди, не имеющие навыков инженера. Перегоревшую лампу достаточно было выкрутить из патрона (который также изобрёл Эдисон) и поменять на новую. Именно благодаря Эдисону, электрический свет к началу XX века стал не только роскошью и дорогой необходимостью, как для маяков, но и повседневным удобством во многих домах.

Заключение

История равнодушна к политике. Рано или поздно интересы власть имущих, которые заинтересованы, чтобы выпятить достижения одних людей и заретушировать вклад других, уходят в прошлое. Остаётся только объективный вклад изобретателей , которые жертвовали долгими годами своей жизни, своими средствами, страстью своей души, чтобы сделать нашу жизнь лучше . Кому-то, как Эдисону, удалось хорошо (и заслуженно!) заработать на своём труде, а кто-то остался в нищете и тени своего соратника. Но никто не будет спорить, что наш мир был бы хуже и без ламп накаливания Эдисона и без газоразрядных ламп, прототипом которым послужила свеча нашего соотечественника Яблочкова. За что им честь и хвала , и наше с вами почтение.

Свет и жизнь Павла Яблочкова

31 марта 1894 года, 125 лет назад, ушел из жизни Павел Николаевич Яблочков, известный русский ученый и предприниматель. Именно он изобрел знаменитую «свечу Яблочкова» — дуговую лампу, которая впервые была представлена на Всемирной выставке в Париже в 1878 году.

Жизнь и деятельность Павла Николаевича Яблочкова пришлась на очень значимый с точки зрения научно-технического прогресса период в отечественной и мировой истории. Именно вторая половина XIX века стала тем периодом, когда технический прогресс набрал невиданные обороты и, что самое главное, стал чувствоваться и в быту, в повседневной жизни людей. В частности, города впервые начали освещаться электричеством, и герой нашей статьи сыграл в этом деле одну из очень важных ролей.

Но сначала расскажем немного о жизненном пути изобретателя. Павел Николаевич Яблочков прожил короткую жизнь – всего 46 лет. Но успел он за нее очень многое. Яблочков родился 2 (14) сентября 1847 года в деревне Яблочково (Жадовка) Сердобского уезда Саратовской губернии. Его отец Николай Павлович Яблочков, обедневший мелкий помещик, в юные годы учился в Морском кадетском корпусе, но по состоянию здоровья был со службы уволен и получил гражданский чин губернского секретаря – один из самых младших в Табели о рангах. Мать будущего ученого, Елизавета Петровна, занималась ведением хозяйства.

Яблочковы были людьми образованными и стремились дать хорошее образование и сыну. В 1858 году 11-летнего Павла отец отвез в Саратов, в мужскую гимназию. Хорошо развитого мальчика зачислили сразу во второй класс гимназии, но уже в 1865 году Николай Яблочков забрал сына – пятиклассника из гимназии. Это решение было связано с тяжелым финансовым положением семьи – при всем желании Николай Павлович не мог обеспечить сыну дальнейшее гимназическое образование.

Поэтому решили определить Павла в Николаевское инженерное училище, но для этого требовалась предварительная подготовка – и Павел получил ее в частном подготовительном пансионе Цезаря Антоновича Кюна. Именно этот человек сыграл важнейшую роль в профессиональном выборе Павла Яблочкова, по сути став его первым наставником в инженерно-технических дисциплинах. Павел Николаевич Яблочков до конца своих дней сохранил трепетное отношение к первому учителю и всю жизнь продолжал с ним общаться.

30 сентября 1863 года 16-летний Павел был зачислен в Николаевское инженерное училище. Он приступил к занятиям в младшем кондукторском классе. Начались суровые будни и не менее сложная учеба. В августе 1866 года Павел Яблочков окончил Николаевское инженерное училище по первому разряду и получил чин инженер-подпоручика. Так началась непродолжительная военная карьера Павла Яблочкова. Он был распределен младшим офицером в 5-й саперный батальон, расквартированный в Киевской крепости. Для отца, Николая Яблочкова, военная карьера сына была очень желанной. Он хотел видеть Павла офицером, реализовавшим его собственные несостоявшиеся мечты о военной службе.

Читать еще:  Моторчик от машинки что можно сделать

Но самого Павла Яблочкова, стремившегося к научной и изобретательской деятельности, армейская служба тяготила. Есть прирожденные военные, есть те, кто втягивается и служит добросовестно, но Яблочков к ним не относился. Он прослужил в саперном батальоне чуть больше года и принял решение уйти из армии. Сославшись на проблемы со здоровьем, Павел Яблочков уволился с военной службы в чине поручика.

Тем не менее, поддавшись настояниям родителей, Павел вернулся на военную службу в январе 1869 года. На этот раз командование учло склонности и пожелания молодого офицера. Павел Яблочков получил назначение в Техническое гальваническое заведение в Кронштадте – единственное в Российской империи, где готовили военных специалистов по электротехнике. В Кронштадте Яблочков погрузился в изучение электрического тока, особенностей его применения для военных нужд, прежде всего – в минном деле.

Прослушав восьмимесячный курс Гальванического заведения, Павел Яблочков был назначен начальником гальванической команды в тот же 5-й саперный батальон, где он начинал службу. Но и с новой специальностью армейская карьера по-прежнему не прельщала молодого человека. Поэтому, как только истек трехлетний срок, 1 сентября 1872 года Павел Яблочков уволился со службы – на этот раз уже навсегда.

Судя по всему, Павел Яблочков прекрасно понимал, что военная служба требует полного погружения, будет препятствовать его изыскательской деятельности, тогда как «на гражданке» он рассчитывал совмещать работу и изобретательство. Уволившись из армии, Павел Яблочков устроился начальником службы телеграфа Московско-Курской железной дороги и практически сразу же сделал первое изобретение – черно-пишущий телеграфный аппарат, о котором, к сожалению, практически ничего неизвестно.

Параллельно со службой на железной дороге, Яблочков активно участвовал в деятельности кружка электриков-изобретателей при Московском политехническом музее. Здесь он впервые и задумался о тех богатых возможностях, которые электричество дает для освещения улиц и помещений. Изучив опыты Александра Николаевича Лодыгина в сфере электрического освещения, Яблочков стал работать над усовершенствованием дуговых ламп.

Первым делом Яблочков обратился к совершенствованию регулятора Фуко – сложного механизма, действовавшего с помощью трех пружин. Павел Яблочков стоял на передней площадке паровоза, менял угли, подкручивал регулятор, а затем перетаскивал оборудование на другой паровоз. Опыт оказался удачным, но Яблочков понял, что такой метод слишком трудоемкий, сложный и поэтому никогда не получит широкого распространения.

В 1874 году Павел Яблочков уволился со службы на телеграфе и вплотную занялся изобретательством, открыв в Москве мастерскую физических приборов. В мастерской проводились опыты по освещению большой площади с помощью прожектора, по усовершенствованию динамо-машины. Именно в это время Яблочков создал электромагнит, поставив обмотку из медной ленты на ребро по отношению к сердечнику. Но больше всего Яблочкова интересовало усовершенствование дуговых ламп.

Ближайшим соратником Павла Николаевича стал электротехник Н.Г. Глухов, с которым Яблочков занимался и опытами по электролизу растворов поваренной соли. В 1875 году, проводя опыты по электролизу, Яблочков увидел, что параллельно расположенные угли, погруженные в электролитическую ванну, случайно коснулись друг друга и между ними вспыхнула электрическая дуга, которая сразу осветила лабораторию. Эта случайность стала тем импульсом, который подтолкнул Павла Яблочкова к идее создания более совершенной дуговой лампы, в которой отсутствовал бы регулятор межэлектронного расстояния.

В 1875 году, отправив жену с детьми к своим родителям, Яблочков поехал за границу. Он планировал показать свое изобретение в США, но по определенным обстоятельствам оказался во Франции, в Париже, где встретился с академиком Луи Бреге, который предложил ему место в своей фирме. Именно в Париже Яблочков завершил работу над своим изобретением. Так появилась знаменитая «свеча Яблочкова», благодаря которой имя изобретателя и вошло в историю мировой электротехники.

Устройство «свечи» представляет собой два угольных блока 6 × 12 мм в сечении, которые разделены гипсом или каолином. На верхнем конце закреплена перемычка из тонкой проволоки или угольной пасты. Конструкция крепится вертикально на изолированном основании. При подключении свечи к источнику тока проволока сгорала, поджигая дугу. Пламя дуги, постепенно сжигая угли и испаряя изоляционный материал, ярко освещало помещение или площадь. Устройство получало переменный ток от генератора Грамма.

Если свеча отключалась от источника тока, то гасла и ее уже нельзя было запустить заново. Поэтому Яблочков продолжил работу над ее усовершенствованием. Он стал подмешивать к изоляционному материалу порошки различных металлов, поэтому при отключении тока и погасании свечи на торце изолирующей массы образовывалась металлическая полоска и при повторной подаче электричества свеча вновь зажигалась. Электродов хватало на полтора часа. Изобретение Яблочкова обладало несомненными преимуществами по сравнению с угольной лампой А.Н. Лодыгина.

15 апреля 1876 года в Лондоне началась выставка физических приборов. На ней была представлена и французская фирма Бреге, от которой на выставку приехал Павел Яблочков. Одновременно Яблочков был и отдельным участником выставки, представив на ней свое изобретение – свечу. На металлических постаментах он установил четыре свечи, обернутые в асбест. К светильникам был подведен ток от динамо-машины. Яблочков повернул рукоятку, включив ток, и просторный зал выставки был освещен очень ярким электрическим светом. Все присутствовавшие были поражены.

Эффект от демонстрации свечи превзошел все ожидания самого Яблочкова. Западная печать разразилась многочисленными статьями, повествующими о невиданном успехе в деле электрического освещения. Свет приходит к нам с Севера — из России» — подобными заголовками в те дни пестрели газеты Англии, Франции, Германии. Казалось бы, столь масштабное признание заслуг Яблочкова не должно было оставить равнодушным и российское государство, но на родине к изобретению Яблочкова первое время относились без должного внимания.

В результате, получив патент на изобретение, Яблочков уступил его французской компании, в которой продолжил работу начальником технического отдела. Свечи Яблочкова были запущены в массовое производство, которое достигло невероятных масштабов. Например, фирма Бреге выпускала 8 тысяч свечей в день. Одними из первых свечи купили фешенебельные магазины Лувра, а в мае 1877 года свечами осветили Avenue de l’Opera в Париже.

Вслед за Францией свечи Яблочкова получили распространение и в Великобритании. 17 июня 1877 года ими стали освещать Вест-Индские доки в Лондоне, затем – набережную Темзы, другие улицы и объекты. Вслед за Великобританией свечи Яблочкова загорелись в Германии и Италии, Швеции и Испании, даже в Португалии, Греции, Мексике, Бразилии, Британской Индии. В Россию свечи пришли позже – в октябре 1878 года они осветили казармы Кронштадтского учебного экипажа.

Свеча была далеко не единственным изобретением Павла Николаевича, облегчившим жизнь человечества. Так, Яблочков создал генератор переменного тока и трансформатор переменного тока, первым применил переменный ток в промышленных целях, использовал электромагнит с плоской обмоткой. Впервые в мире Яблочковым была разработана система дробления электрического света, позволявшая большому количеству свечей питаться от одного генератора тока.

В 1878 году Яблочков, поняв, что его деятельность наконец получила признание и в России, принял решение вернуться на родину. В Санкт-Петербурге была основана акционерная компания «Товарищество электрического освещения и изготовления электрических машин и аппаратов П. Н. Яблочков-изобретатель и Ко». Она занялась организацией электрического освещения в городах России – Санкт-Петербурге, Москве, Киеве, Гельсингфорсе, Архангельске и так далее.

Но все равно электрическое освещение из-за финансовых трудностей России не получило тогда в нашей стране такого распространения, как в Европе. И в 1880 году Яблочков вернулся в Париж. За участие в Международном конгрессе электриков в 1881 году он был награжден орденом Почетного легиона.

Читать еще:  Как заправляться на газовой заправке

Не прекращал Павел Николаевич и химических опытов. Они, к сожалению, и стоили ему жизни. Во время опыта с хлором Яблочков сжег слизистую оболочку легких. Его состояние ухудшилось – у него опухли ноги, он стал часто задыхаться, кашлять. В 1892 году ученый вернулся в Россию, отдав все свое состояние за то, чтобы выкупить на Западе свои патенты. К этому времени он себя уже очень плохо чувствовал – перенес два инсульта, началась водянка, отказывали ноги.

19 (31) марта 1894 года в 6 часов утра Павел Николаевич Яблочков скончался. Изобретатель знаменитой свечи в буквальном смысле сгорел, отдав всю свою жизнь изобретениям и покинув этот мир всего в 46 лет. Интересно, что настоящее увековечение памяти Павла Николаевича происходило уже в советское время: именно в СССР в честь ученого были названы учебные заведения, улицы, а в 1947 г. была учреждена премия Яблочкова за достижения в электротехнике.

Кем же была изобретена лампочка?

Что может быть проще лампочки? Стеклянная колба, нить накаливания, ток – вот и все составляющие. Светодиодные, галогеновые, лампы накаливания – каких только разновидностей в наше время нет – выбирать можно под любой интерьер и на любой вкус. Но кто изобрёл первую лампочку? Эдисон или Яблочкин? И почему «отцом» современной лампы считается Лодыгин? Сейчас разберёмся.

Изобретение лампы накаливания в Европе

Технически сам принцип был открыт химиком Гэнфри Дэви. Именно он в 1800 году прикрепил два провода с угольными палочками к батарее и получил светящуюся дугу.

Закрытая стеклянным куполом светящаяся дуга и стала первой в истории человечества «дуговой лампочкой». На ближайшее десятилетие она стала самым популярным светильником – стоила дешевле, чем масляные или газовые светильники для улиц, отлично справлялась с просторными заводскими цехами и уместно смотрелась в домах. Минусы у неё были существенные: графитовые стержни приходилось очень часто менять, светильник излучал ультрафиолет, громко трещал, а сам свет мерцал.

Исследователи потянулись оптимизировать и улучшить светильник Дэви. Через сорок лет после открытия химики нить поместили в вакуумную трубку, пробовали разные материалы для стержня, регистрировали всё новые патенты.

Работы при этом велись и в Европе, и в России. И там, и там изобрели свои типы светильников. Рассмотрим самые популярные.

Лампа Суона

Была изобретена в 1850 году. Конструкция: карбонизированная бумага в качестве нити и стеклянная вакуумная колба. В течение 10 лет изобретатель получал патент на частичную лампу накаливания с угольной нитью.

Главный минус изобретения – она перегорала очень быстро из-за несовершенства вакуумизации и проблем с источником тока.

На одном варианте британец не остановился. Он постоянно вносил усовершенствования в конструкцию, и в 1878 году в Ньюкасле продемонстрировал новый тип устройства: вместо карбонизированной бумаги использовалась углеродная нить, полученная из хлопка. Тринадцать с половиной часов – столько без перерыва могло работать устройство.

Лампа Эдисона

Да, она не была изобретена «в вакууме» сама по себе. Учёный отслеживал все события в научном мире на эту тему и взялся за разработку после выдачи патента Суону.

Он считал, что главным недостатком конструкции британца была толщина угольной нити. По мысли Томаса Эдисона, она должна быть куда тоньше. Он выкупил патенты Вудворда и Эванса (предлагали свой вариант лампы накаливания в 1875 году) и адаптировал нить накаливания под модель Суона.

Получилась практичная электрическая лампа-луковица, которая могла гореть до 40 часов и давала стабильный свет без шумовых эффектов. После изготовления опытных образцов, которые давали его изобретению преимущество, Эдисон… подал в суд на Суона за нарушение патента.

Не будем останавливаться в деталях на дальнейшей истории. Эдисон продолжил работать над усовершенствованием изобретения и дальше. Так, команда специалистов под его началом протестировала более 600 растений. Ключевой вопрос стоял так – какое «сырьё» даст лучшую нить? С отрывом победил бамбук, и в дальнейшем именно бамбуковые угольные нити начали использоваться в производстве (сейчас используются вольфрамовые).

Кстати, с Суоном Эдисон «примирился». Британский суд посчитал патент Суона приоритетным, и изобретатели открыли «маленький стартап» по производству ламп.

Впоследствии Эдисон создал привычные патроны для ламп, и обслуживать оборудование смогли не только инженеры, но и обычные люди – перегоревшую лампочку было достаточно выкрутить и заменить на новую.

В принципе, именно этим и объясняется, что именно Эдисон считается «отцом» современной лампочки и именно его изобретение постепенно стало встречаться везде.

Изобретение лампочки в России

Да, в те далёкие времена и Россия не находилась в полном авангарде научных исследований и изобретений. Параллельно с западными коллегами, велись изыскания и у нас на родине. Было и несколько известных изобретений (кстати, прообразом современного светильника стало изобретение не Эдисона, а нашего соотечественника — Лодыгина). Что привнесли наши соотечественники в этот вопрос? Сейчас расскажем.

Лампочка Яблочкова

Павел Николаевич Яблочков, русский электротехник и изобретатель, придумал свою свечу практически нечаянно. Работая с электролизом, он случайно соединил два угольных электрода вместе и получил разряд (довольно яркий).

Так он понял, что электроды в устройстве необязательно должны прижиматься друг к другу. Впоследствии Яблочков собрал своеобразную свечу, в которой два углерода были разделены изоляцией. В качестве «прослойки» использовалась… белая глина (она же — каолин).

Принцип – горение дуги в газе. Конструкция (как и всё гениальное) была достаточно простой, дешёвой и работала долго, а потому произвела настоящий фурор на выставке в Лондоне.

Довольно долгое время после этого именно свечи Яблочкова освещали улицы, музеи и дворцы европейских городов.

Лампочка Лодыгина

Была запатентована на год раньше свечи Яблочкова (в 1874). Выглядела как стеклянный шар, внутри которого было два медных стержня. Стержни соединялись тонкой (около 2 мм) нитью из ретортного угля.

На стержни подавался ток, который проходил через угольную нить и накалял её. Получался ровный свет. Работали такие лампы недолго – около четырёх часов. В дальнейшем конструкция постоянно совершенствовалась. Так, Дидрихсон, один из помощников изобретателя, предложил откачивать воздух из колбы. Получалось неидеально (с ручным насосом), но срок службы критически вырос.

Заслуга Лодыгина заключается ещё и в том, что именно он впервые попробовал вместо угольной металлические нити. В том числе и вольфрамовую, которая по сей день используется в лампах накаливания.

К сожалению, финансового успеха изобретение Лодыгину не принесло. В России учёному дали Ломоносовскую премию с грантом в 1000 рублей, а основанная им на родине компания по производству светильников достаточно быстро разорилась.

После изобретатель эмигрировал в США и со временем… продал патент за копейки компании General Electric (организованную как раз Эдисоном). В результате выгоду получил производитель, но отнюдь не изобретатель.

Так кто же изобрёл лампу накаливая первым в мире?

Никто определённый. Как же так? Дело в том, что по факту изобретение лампочки – коллективный труд. Ряд учёных проводили эксперименты с электричеством, ошибались, продолжали попытки, предлагали свои варианты изобретения, получали патенты и презентовали изобретения.

Другие учёные вдохновлялись трудом коллег или вносили существенные изменения в конструкцию, совершенствуя её всё больше и больше.

Формально есть три «основателя» современных светильников – Лодыгин, Эдисон и Яблочков. У их изобретений были принципиальные схематические отличия, но тем не менее именно они легли в основу современных ламп накаливания, которые осветили наши улицы, дома и магазины.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector